RU 
ГлавнаяНовостиГрузия. Ледники и Ушгули.

Третья и заключительная часть рассказов die_zwillinge опубликованный нами с её разрешения, в этот раз речь пойдет о ледниках и Ушгули. А также много все интересного, а главное любопытный стиль написания и оригинальные мысли. Читаем далее:

Грузия. Ледники и Ушгули.

Продолжение истории о прошлогоднем лете.

Первая часть рассказа: Встреча с Грузией.

Ледник Лардаад

Ледник Лардаад

Вторая часть рассказа: Пешком по Сванетии.

Долгая дорога в Ушгули

Река Адишичала сверху

Река Адишичала сверху

 

Река Адишичала сверху

Река Адишичала сверху

Река Адишичала сверху

Река Адишичала сверху

Река Адишичала сверху

Река Адишичала сверху

Три языка

Три языка

Один язык

Один язык

Село Ушгули находится совсем рядом - за перевалом в правой части этого кадра

Село Ушгули находится совсем рядом — за перевалом в правой части этого кадра

Ушгули

Ушгули

Ушгули

Ушгули

Ушгули

Ушгули

Ну что ж, Шхара сегодня давала представление в самом безоблачном театре.

Забрались на перевал 2700 и, бросив рюкзаки на развилке трёх дорог, поднялись по пологому склону еще на метров 100, на вершину холма, который затем, спускаясь, ведет к стене Шхары. (Кстати, ни единого маркера маршрута на развилке не было. )

Воздух здесь был уже не так горяч, скорее прозрачен и свеж. Вокруг — травяное раздолье, всевозможные цветочные созвездия, а прямо напротив — белоснежные склоны, ледник и его далекий водопад. Кажется, руку протяни — и достанешь. Настолько сжато пространство в восприятии, насколько силен визуальный обман! А на самом деле до стены по прямой было километра три.

Туда-сюда сновали группы туристов, выполняли акробатические пируэты на фоне гор, мы тоже не упустили возможности пообезьянничать:

А потом просто сидели, тихо-тихо, с центре этого немыслимо огромного пространства. Весь бы день так просидеть, до того красивы горы в безоблачный полдень..

Можно было бы пройти вдоль стены, немного по снегу и сыпухе, что само по себе не было таким препятствием, как подготовка участников похода, рассчитанного как раз на массовость и общедоступность. Поэтому мы могли идти только в обход — по ущелью спуститься вниз, завернуть за холм у Ипрали, и уже по ущелью Ингури подняться обратно практически к стене, в Ушгули.

Спуск был долгим, жарким и душным. Поднималась небольшие облака, мягко раздуваясь в кучевые и позже, грозовые. А пока слепило солнце, атаковали оводы, по-особому пахли обеденные рыбные консервы и очень вкусной становилась вода из ручейков.

Хотели принять душ на водопаде, но купальня была занята парой из Одессы (девочка в ультра-коротких шортах еще не встречала своего грузина;) ), впрочем как и спальное место выше водопада, на которое мы поглядывали уже с намерениями, потому что всё живое буквально жаждало хорошенького дождя. Включая нас, впрочем.

Не желая мокнуть в пути и понимая, что в Ушгули мы сегодня попадем только чудом или автостопом, решили стать лагерем на холме под одиноким деревом, палатки утопали в золоте июльских трав.

“Ободрали липку” на дрова — на деле это был орех со множеством сухих ветвей — разожгли костер и медитативно готовили еду. Кто-либо периодически восседал на пне у основания дерева, пока остальные с опаской поглядывали на сверкающую вдали тучу. Она неспешно перевалила из-за соседнего холма, прогулялась к Шхаре и, не найдя дороги дальше, поплыла по ущелью, проливая свои капли над нами.

После дождя было долгая ночь луны и разговоров..

А утром Юля просто ушла. Ну как ушла. Рано утром она сообщила инструкторам, что собирается в Ушгули одна, договорившись о встрече уже на месте. Кто знает, как бы поступила на её месте я?..

Но если дорога осталась четверым, значит четверо в неё идут. Халде, Ипрали, тенистая трасса, мост. У моста я сняла ботинки и обула сандалии с желтыми парадными носочками, дабы празднично отметить свой приход в самое высокогорное постоянно обитаемое село Европы. Как будто не знала, что делает сочетание лошадей, коров и дождя на одной деревенской улице)

Село Ипрали

Село Ипрали

 

Маркер!

Маркер!

 

Село Ипрали

Село Ипрали

 

Ребята так хотели автостопа — повторюсь, нас было четверо, и я не была особо уверена в своих силах, но всё-таки обратилась к богам автостопа в письменным посланием, табличкой с названием желаемого пункта назначения. Табличка из плоского куска породы с выцарапанными на ней буквами “Ушгули” на грузинском языке, по памяти! Мироздание решило, что это достаточно убедительно, и остановило нужную машину, когда я еще дописывала последний иероглиф.

Ушгули. 6 км

Ушгули. 6 км

 

Через полчаса поползновений над пропастью, перекатов по ямам мы были на месте. И это единственная дорога, которая связывает Ушгули с остальным миром! Суровый водитель умиленно принял от нас беларуские магнитики, а у Этнографического музея мы встретили Юлю. С прибытием.

Ушгули

Ушгули расположено на высоте 2200 метров над уровнем моря и является вторым по высоте горным селом Европы после д. Куруш в Дагестане, 2556 м. Но так как Ушгули является частью всемирного наследия ЮНЭСКО, пальму первенства обычно отдают ему.

В Ушгули много гестов и кафе. Здесь пруд пруди туристов в беленьких маечках и носочках, которые не успевают запачкаться за полудневную прогулку к Шхаре. Они девственно пахнут порошком и кондиционером для белья.

В Ушгули башни 6-го века стоят полуразрушенными квадратами в огородах. Средневековые башни, кошки, тянутся к небу и либо заколочены, либо используются местным населением в качестве сараев.

 Ушгули башни 6-го

Ушгули башни 6-го

 Ушгули башни 6-го

Ушгули башни 6-го

 Ушгули

Ушгули

 Ушгули

Ушгули

В центре общины, состоящей из четырех сел, возвышается холм, на котором стоит башня нижнего Чажашского замка — летней резиденции грузинской царицы Тамары, которая была у власти в 12-13 веке. По легенде в церкви Успения Святой Богородицы, или Ламарии по-свански (11 век), которая расположена на окраине всех сёл, по сей день хранятся её мощи. Батюшка той церкви светел и тих.

Ламария

Ламария

Ламария

Грузины вообще очень любят царицу Тамару — она принесла им христианство. А к своего культурному наследию относятся максимально нежно и трепетно.

В Ушгули можно стать с палаткой на земле одного из её жителей и получить за это вечер гостеприимства с вином и хачапури у костра. Конечно, это вовсе не правило, а только наш конкретный случай — не нужно пытаться повторить это самостоятельно, если не желаете оказаться на обозрении у всех жителей и коров деревни. Лучше не докучать сванам лишний раз, а помочь им материально, остановившись в гесте.

Мы же наслаждались обществом Бесо и Эмзара, двух братьев, в чьем владении находилась наша поляна. На холме было достаточно холодно и ветрено, но грел наш маленький алкогольный кружок, костер и лепешки, подогреваемые прямо на камнях вокруг огня.

А между делом мы вели неравный бой со сванской коровой, что норовила сжевать палатку, принимаясь поочередно за каждый из её углов. У коровы оказались теплые на ощупь рога, правда не все, а у самое основания — они живые!… Сын Бесо (а может Эмзара) принёс молоко и получил горсть конфет в ладошки, по лагерю бегала собака, лилось в кружки вино, подрумянивались хачапури и медленно садилось холодное солнце. Эмзар что-то долго говорил про мир во всем мире, любовь и доброту, но плохо знал русский..

Вина в тот вечер было много, перемешанного с коньяком, черникой и молоком. Каждый имел честь сказать тост, и не единожды, а Женя даже удостоился приглашения в дом, что между сванами и туристами — редкость. Но шли они за кувшином вина (провожать до дому, ага) и возвращались с песнями и в обнимку. Спать в ту ночь было, конечно, тяжело)

Но с утром, пусть, серым и дождливым, все выдохнули — сегодня пить уже не нужно будет. Не тут-то было.

Собрав рюкзаки, мы вышли в село в поисках транспорта до Местии. Несмотря на то, что транспортного сообщения между этими локациями нет, найти машину совсем не сложно, потому что она есть у каждого, и каждый — водитель. По дороге встретили Эмзара, и все вместе поднялись в гости к Бесо, в кафе, где стояло чудесное резное кресло его работы. Бесо занимается резьбой по дереву, а это кресло изготовил специально для Виктора Януковича, который приезжал с визитом в Ушгули несколько лет назад.

Фрагмент резного кресла

Фрагмент резного кресла

 

Там же, в кафе, мы решили позавтракать (от утренней манки из котелка отказались из-за дождя, да и как-то после вчерашнего не хотелось), и — та-дам! — Бесо, хитро направился в сторону дома с пустым стеклянным кувшином. Необходимо было принять на дорожку, вместе с водителем нашей машины — он странным образом оказался в то же время в том же месте.

Благо мы смогли мужественно отказаться после 20-100 грамм и увели водителя в сторону машины. Нам махали все, кто мог.

И вот ты уже едешь, автомобиль качается на камнях неровного двора, разворачивается у деревянного забора, выезжая на дорогу, со всех сторон лица и руки, запах дешевых сигарет и сочных трав у обочины.. Уезжаешь ты скорее всего навсегда, привезенный сюда мирозданием случайно и без всякой необходимости.

Ты турист, одетый в непромокаемую мембранную одежду, с рюкзачком и фотоаппаратиком, лишь одним глазком взглянувший на здешний быт — и машина-таки выбирается из переулка и вскарабкивается по уклону на основную дорогу, люди машут, уже отворачиваясь и переходя к насущным делам — эти люди будут жить здесь и завтра, и через год, и скорее всего через пять лет, никуда отсюда не уедут, потому что здесь их дом. Эти улицы домов и башен, эти суровые зимы и спасительные вёсны, это лета с беленькими туристами, эти задумчивые осени…

..Вчера я видела, как сванский мальчишка сидел на крыше башни Тамары, свесив ноги через край. Сидел, не шелохнувшись, там, куда наши мальчики опасались залезть, и спокойно смотрел вдаль. Почему-то всегда, пытаясь понять душу народа, я запоминаю самый нелепый статический момент, а драгоценное время знакомства теряю на разгул и веселье.

А после, когда веселье и смех блекнут в воспоминаниях, картинка стоит в памяти, как единственно правильный ориентир — молодой сван, среди всего вышеописанного кавардака сидит на крыше средневековой башни и смотрит на горы. Вернусь ли я когда-нибудь в Ушгули?.. Будет ли он по-прежнему там сидеть?.. Будут ли стоять башни?..

Башня в Ушгули

Башня в Ушгули

Уже в Местии мы посетили Этнографический музей. Скажу честно, если бы мы посетили музей до похода, то он застал бы нас совме врасплох, ведь главное в изучении другой культуры — это не столько знание фактов и деталей, сколько чутье, которое появляется далеко не на первый день. Поэтому если вы едете куда-либо на пару дней — то лучше потратьте время на праздные прогулки, а не на музеи, оставив их либо напоследок, либо вовсе на следующий раз.

В этом плане Этнографический музей Местии пришелся нам как раз очень вовремя — то, что мы уже увидели и ощутили, пробудило тягу к познанию этой культуры. Но главным достоинством музея были не экспонаты, а интерьер — темные залы, с мягкой точечной подсветкой лишь самого необходимого, т.е. вещей и описаний.

Возникало ощущение прикосновения к вечной тайне прошлого, своеобразное ныряние в портал времен. Голос экскурсовода, её непередаваемый акцент, торопливая и спокойная речь, постоянные упоминания святого Георгия вводили меня буквально в трепетный транс, в котором всё же ни на минуту не забываешь где находишься. В общем, приятное местечко — не проходите мимо, если доведется быть в Местии.

В общем-то всё. Где-то здесь должна была стоять точка на горной части поездки. Но в течении десяти последних дней наше общение со Стасом и Викой пришло к тому, что можно было бы и продолжить — у нас имелось желание бродить дальше, у ребят был свой спортивный интерес. Ледник Ушбы, одной из красивейших вершин — вот что еще оставалось у нас впереди.

Into the Wild

Усадив Юлю в маршрутку, мы занялись пополнением запасов продовольствия, карт и туристического газа, а затем помчались дальше — в общину Бечо, откуда начинаются треки к леднику Ушбы и водопаду Мазери, которые далее перерастают в альпинистские маршруты на саму Гору.

Мост над рекой Долра

Мост над рекой Долра

 

Бодро взбежали за неутомимыми Стасом и Викой (“Мы в отпуске, нас не остановить!”) на 300 вертикальных метров к грузинскому КПП, где возле печурки под флагом грелись два пограничника и собака. Поставив палатки, мы так и просидели весь вечер у них, готовя себе ужин на плите буржуйки, пока снаружи накрапывал дождь и с каждым часом темнело.

Грузинский КПП на грузинско-русской границе. Здесь отмечаются альпинисты, идущие на Ушбу

После череды жарких дней прохлада была неимоверно приятна, утро бодрило свежестью и росой. Мы поднимались наверх; прыгали по камням, переходя ручьи, молчали, оглядываясь назад. Мимо нас пробежали чистенькие порошочки — так я с недавних пор ласково именую туристов прогулочного типа, живущих в гест-хаусах. Они же на спуске вниз, заявляли, что после водопада нас ждёт опасная тропа, которую мы в кустах даже и не заметили — зато случайно сходили к водопаду.

Я смотрю в небо

Я смотрю в небо

 

Конечно, немного погодя, заветный маркер был найден, и мы поднялись к леднику, минуту или две помолчав возле стихийного памятника погибшим альпинистам. Высушили оставленную заначку для спускающихся с Горы и погрузились сначала в медитативное шагание по крупной сыпухе, а позже — в уши, слушающие, как капает и дышит под ногами живой ледник, в глаза, кротко взирающие на нежно-голубые разломы чистейшего льда, в языки, ритуально лизнувшие его на память.

Памятник погибшим альпинистам

Памятник погибшим альпинистам

 

Горы Грузии

Горы Грузии

Горы Грузии

Горы Грузии

Горы Грузии

Горы Грузии

Вика на леднике Ушбы

Вика на леднике Ушбы

 

Горы Грузии

Горы Грузии

 

Начало горной реки

Начало горной реки

Наградой нам за этот день был яркий ливень на спуске, насытивший сочность трав и цветов, показавший чудесную радугу в осколках синего, безоблачного неба. Радуга была вровень с тропой, а то и ниже — и наша маленькая группа в какой-то момент совершенно легко потеряла крышу и скованность. Мы опять стали глазами, а после — радостью, готовые обниматься и кричать, если бы не узкая тропа и мокрые травы по пояс. Мы приняли друг друга, а горы приняли нас — и осталось лишь с благодарностью склонить головы. Не в этом ли суть жизненного пути, не это ли непременное условие быть целым?

Я, Вика и Стас

Я, Вика и Стас

 

 

Но время шло, и наша четверка устремилась по размокшей земляной тропе вниз, местами настолько крутой, что был риск с криком “Тутуууу” соскользить на корточках паровозиком, но мы справились и даже ничуть не извалялись в грязи.

А вечером случилось очередное чудо. Пришла новая смена пограничников, и они, видя наши старания приготовить пищу под каплями слетающего пока еще с деревьев дождя, предложили нам спрятаться в брезентовом шатре. И принесли свечу. Кто после этого скажет, что самый обычный человек, независимо от его рода деятельности, не способен нести в себе свет?

Это был самый замечательный дом в мире! Мы приготовили королевский роллтон, консервы и чай, собранный еще возле Адишичалы. Мы смотрели на блики оранжевого тепла на лицах и говорили, говорили, говорили… совсем не помню уже, о чём. А вне палатки в ту ночь прошел тот самый ураганный ливень, новости о котором дошли даже до Беларуси -он повалил немало деревьев и вызвал камнепады по всей Сванетии.

Наутро, пожевав “альпинистское” сало — его принесла группа украинских альпиков с восхождения, и, прислушавшись к их советам по поводу невзрачных озер Корульди, махнули рукой в сторону моря, продолжать наш совместный уже отпуск в более тюленьем режиме.

И напоследок

Тюленьего отдыха, конечно, совсем не вышло, куда там. Ведь впереди, за морским прибоем и вечерами арбузного ничегонеделания, уже маячили сигнальные огни будущих событий, — Турция, Вардзия, Боржомский лес — поэтому история следующих дней особенно тепла и дорога, но врядли уже будет опубликована. Оно осталось теплым следом в памяти и руках, по-прежнему открытых для всего нового и безумного. Я очень на это надеюсь.

Вика, Стас и я - едем автостопом в Ахалцихе

Вика, Стас и я — едем автостопом в Ахалцихе

 

Оставить заявку на тур или экскурсию по Грузии

Оставьте нам заявку на любой тур или пожелания по отдыху в Грузии

Яндекс.Метрика

Обратный звонок


Мы постараемся найти вас в мессенджерах и позвонить вам или написать!